Предыдущая   На главную   Содержание
 
 
Взято с ЭКОФОРУМА


Культ рыбы как спасителя людей и Земли при Всемирных потопах

В памяти людей, благодаря мифам, остаются конкретные крупные события, происходившие на Земле. Одним из таких явлений были глобальные наводнения - 'Всемирные потопы'. Рыбы в период потопов выступали в мифах разных народов как спасители жизни. Академик В.В. Полищук (1994) считает, что на памяти людей было пять глобальных потопов, которые он назвал 'Платоновским' (7500 до н. э.), 'Атлантическим' (5500 до н. э.), 'Всемирным' (3100 до н.э.), 'Девкалионовым' (1400 до н. э.) и 'Библейским' (800 до н. э.). Причины потопов связаны с землетрясениями и другими тектоническими явлениями, таянием ледников, прорывами вод, скопившихся в долинах, извержениями вулканов и падением небесных тел.
В ареале народов, где существуют мифы о потопах, особенно на его периферии (Иране, Закавказье, Сирии, Турции, Палестине), сохранился культ рыбы как спасителя людей и Земли. Об этом свидетельствует шумерский текст, переведенный как 'Дом рыбы'. Это монолог, в котором сказано, что для обеспечения безопасности рыбы строится специальный дом - храмовый бассейн (Топоров, 1982).
Храмовые бассейны для рыб - атрибут многих обязательных строений на Ближнем Востоке, в Закавказье, Египте. Такие священные бассейны были известны еще у древних индоевропейцев - ариев, живших несколько тысяч лет назад на севере Европы. Обнаруженное святилище Белеса или Беловодское святилище ариев у Сейд-озера (по-саамски 'Святое озеро') уже имело на горе Нинчург священный колодец (Асов, 1998).
В древнем ливийском городе Сива священный бассейн Аммона-Ра до сих пор наполнен водой, хотя он был построен жрецами города Аммония в годы жизни фараона Эхнатона ?V (1419-1400 до н. э.). В России до наших дней редкая местность не имеет своего Святого озера, для чего достаточно посмотреть карту любого крупного региона.
Небольшая карповая рыба, имеющая кроме местных грузинских названий - пичхули, калуги, капвести, луджа, капуети, имеет и другое - храмуля, то есть храмовая рыба (Барач, 1941). Это самая ценная рыба у грузин. Только в самых торжественных случаях она готовится к столу.
В древнем Китае разведение аквариумных рыб - следствие распространения религии. Одним из объектов селекции в бассейнах и аквариумах стал серебряный карась. В Китае различают три разновидности карасей: куродзи или черный карась (Carassius carassius), гиндзи или горбатый черный карась (С. a. gibelio) и дзи - ки-тайский серебряный карась (C. a. auratus). Здесь первые сведения о разведении оранжевых или золотых рыбок появились задолго до Конфуция (551-479 до н. э.). Их изображения встречаются в самых ранних письменных памятниках, на гербах знатных семей. Они становятся неотъемлемой частью буддизма. Ведь каждый буддийский храм имел бассейн с золотыми рыбками.
У иранцев и их соседей рыба-спаситель бога - чистое существо. Известно, что когда один кафир выпустил стрелу из лука в небо, чтобы поразить бога, рыба закрыла его своим телом. После этого у нее образовались раны - жабры. Видимо, поэтому и у славян-индоариев не было в обычае приносить в жертву рыбу. В 'Велесовой книге', написанной в 880-890 гг., рассказана история праславян за полторы тысячи лет. На одной из дощечек записано древними язычниками жрецами: 'Боги русов не берут жертв людских и не животных, единственно плоды, овощи, зерно, молоко, сырное питье (сыворотку) на травах настоенное, и мед. Никогда живую птицу и не рыбу...' (Лесной, 1995).
Видимо, потому, чтобы не обидеть рыбу, выработался ряд ритуалов, связанных с рыбной ловлей. Пережитки культа известны у осетин, предков алан. Бог Домбетыр запрещает ловить рыбу, когда она мечет икру.
У северных славян, как пишет Вешняков (1894), был бог моря, которого называли Perdoatys. Он был, вместе с тем, богом рыбы и рыбаков. При выходе в море ему приносили жертвы, по окончанию которых жрец становился перед толпой рыбаков, разделяя ветры и, с предсказанием успеха, повелевал куда и когда должна отплыть каждая лодка.
Народы Северной Сибири считают, что у рыб есть свой покровитель - 'волосатый отец', который пасет рыбные отары и помогает рыболовам. Ас-ях-Торум не только бог верхней Оби, но и распорядитель рыбными богатствами (Топоров, 1982). У нивхов или гиляков хозяин моря, живущий под водой, распоряжается икрой рыб, поддерживает их численность. Близкий миф есть у японцев. Богиня пищи Укэмоти постоянно беспокоится о том, чтобы в море всегда была рыба, которая нужна ей для поддержания жизни подвластного ей народа.
Люди, чтобы не исчезнуть с лица земли во время потопов, превращаются, по верованию ацтеков, в рыб. Бог Тескатлипок превращает себя в Солнце, а землю населяет людьми, сотворенными из пепла. Остальные боги сделали так, чтобы все было смыто водой, а люди превратились в рыб. В китайской версии потопа Гунь принимает после гибели облик рыбы, а из его тела возникает Юй, которому удается укротить воды. Рыба в Китае была одним из символов богатства.
Магическое значение рисункам рыб придали хевсуры и другие горцы Кавказа, а также жители Средней Азии. До сих пор можно видеть 'рыбные' мотивы в орнаменте построек, на блюдах и тарелках, вышитых женских одеждах и полотенцах.
На многих древних рисунках можно видеть, как рыбы и киты выполняют роль опоры Земли. Сами же они плавают в водах безбрежного океана. При резком движении плавающей рыбы, как свидетельствует бурятский эпос, начинаются землетрясения или, как утверждает алтайский миф, наводнения. Объяснения этим явлениям природы можно найти у японцев и айнов.
В индийских верованиях рыба фигурирует в качестве ездового животного - солярного божества, когда Солнце объезжает в своей ладье, запряженной рыбами, Землю.
Рыба выступает как земное начало у китайцев эпохи Шан (Инь) в ХVI-ХI вв. до н. э. На бронзовых сосудах размером около 1 м, выполненных по восковой модели, отмечалось четыре продольных шва, которые служили символами четырех сторон света. Декор сосуда имел горизонтальное деление на три пояса. Самый нижний заполнялся стилизованными волнами с изображением плавающих рыб, символизирующих стихию воды. Средний слой - мир земли, заполнялся двигающимися животными, а верхний - небо и горы - показывался треугольником.
Еще более интересное подобное представление о мире существовало у скифов. Роль панно выполняла большая рыба - пластинка из золота. Рыба разделена по боковой линии. Внизу - изображения маленьких рыб, вверху, над боковой линией, высечены животные в зверином скифском стиле. На хвостовом стебле заканчивает боковую линию изображение летящей птицы. Золотая пластинка рыбы использовалась как застежка на поясе.
Рыба выступала и как символ силы. В древнееврейской традиции она связана с демоном Асмодеем, особенно в его отношениях с Соломоном и Товией. Товия с помощью рыбы одолевает демона.
Религиозное табу на рыбу и священные водоемы

В связи с тем, что рыбы были у многих народов священными животными, выработалось табу на употребление в пищу некоторых видов. Нами такое запрещение рассматривается с двух сторон: рыба могла быть ядовитой сама от рождения или же являлась быстро портящимся продуктом питания.
Известно, что у отечественных рыб - усача, маринки и др. - икра в период созревания становится ядовитой. Не зря усач у украинцев и белорусов называется марена, что у древних славян означало царицу Смерти. Слизь многих морских рыб также ядовита. Иногда неправильно приготовленная рыба, например фугу - деликатес японской кухни, может быть причиной отравления.
В библии читаем (гл. 47):
'И сказал Господь Моисею и Аарону...
9. Из всех животных, которые в воде, ешьте сих: у которых есть перья и чешуя...
10. А все те, у которых нет перьев и чешуи, в морях ли или реках, из всех плавающих в водах и из всех живущих в водах, скверны для вас.
11. Они должны быть скверны для вас; мяса их не ешьте, и трупов их гнушайтесь' (Левит, гл. II, Библия о животных чистых и нечистых).
В Коране, священной книге мусульман, из 107 айят 21 суры некоторые изречения (сура 16 и др.) связаны с запретом ислама потреблять в пищу свинину и есть рыбу без чешуи ... 'это - скверна, или нечистое...'
Запреты, по моему мнению, были связаны прежде всего с тем, чтобы уберечь людей от отравления. Ведь в жарких и особенно пустынных районах при отсутствии в то время способов длительного хранения продуктов пищевая интоксикация - обычное явление. Бактерии ботулизма размножаются в первую очередь в быстро портящихся продуктах. А рыба, не имеющая чешуи, раненная гарпуном или покусанная хищником, чаще всего могла испортиться. То же относится и к быстро портящейся на жаре свинине.
Рыбы могли быть объявлены священными, поскольку принадлежали к храму. А жрецы и другие служители культа, как наиболее грамотные и посвященные в тайны, запрещали употреблять их в пищу. Такими у буддистов были золотые рыбки. В древнем Египте среди многих священных животных - кошек, крокодилов и других - была и небольшая рыбка - слонорыл нильский.
У многих народов рыба воплощает душу умершего человека, выступает как некий представитель нижнего мира - царства мертвых. А для того, чтобы воскреснуть, нужно там побывать. У монголов и других буддистов Будда выступает как рыбак - ловец душ. Поэтому и сейчас озера Монголии обильны рыбой, так как она практически не используется местными жителями.
Не случайна и 'рыбная' метафорика Иисуса Христа. Формально греческое слово рыба (Ячхыт) расшифровывается как аббревиатура 'Иисус Христос - божий сын, спаситель душ' (Топоров, 1982).
С рыбой связывается тема умирающего и воскресшего бога плодородия, которая прослеживается в афро-евразийском мифе об Иштар. Основой культа Иштар является Ниневия, что означает 'Дом рыбы'. Лукиан (120-190 гг.) в своем трактате 'О Сирийской богине' рассказывает о прекрасном юноше Комбабасу, который жил в Гиераполе. Он оскопляет себя сам, а фаллос бросает в воду, который проглатывается рыбой. Похожие варианты египетского мифа об Осирисе из грузинской сказки 'О девяти сыновьях царя'. Младший сын грузинского царя берет живую воду из источника, принадлежащего женщине-рыбе. Когда юношу убивают и расчленяют, женщина-рыба собирает тело и, с помощью воды из источника, воскрешает его (Мешанов, 1925).
Чудесное воскрешение библейского Ионы, как известно, происходит после того, как он был проглочен рыбой. Попадание человека в желудок рыбы, а затем его вызволение известно и у других народов. Так, в русской сказке Ивана проглатывает щука-рыба, которая затем сама его и изрыгает. Такая же сказка есть и у меланезийцев, где героем был Камакаджак.
Не случайно на многих древних памятниках в Китае, Индии и Египте изображалась рыба, символизирующая новое рождение в потустороннем мире. В ранней христианской литературе Иисус Христос назывался 'Рыбой' - символ веры, чистоты девы Марии, а также крещения и причастия. Иногда в дарах рыба заменяла хлеб и вино. Евангельский мотив сочетает рыбу и хлеб.
Христиане-рыбаки Петр и Андрей - святые; их Иисус обещает сделать 'ловцами человеков' (Матф. 4, 19).
Древние люди особенно чтили чистые водоемы. Содержание в чистоте озер и рек является темой многих религиозных сказаний. Они уже тогда понимали, что чистая вода является основой жизни. Не зря праславяне и другие индоевропейцы поклонялись чистым родникам и ручьям, создавали колодцы, чтимые всеми, кто жил рядом и пользовался водой.
Древнегреческий философ Фалес Милетский (624-547 до н. э.) писал: 'Самодвижущей силой стихии является вода, из которой произошло все, что есть, что было и что будет'.
В Библии читаем:
9. И всякое живущее существо, пресмыкающееся там, где войдут две струи, будет живо; и рыбы будет весьма много, потому что войдет туда вода, воды в море сделаются здоровыми, и куда войдет этот поток, все будет живо там.
10. И будут стоят подле него рыболовы от Ен-Гадди до Еглайма, будут закидывать сети. Рыба будет в своем виде и, как в большом море, будет весьма много.
11. Болота его и лужи, которые не сделаются здоровыми, будут оставлены для соли.
12. У потока по берегам его с той и другой стороны будут расти всякие дерева, доставляющие пищу; листья их не будут увядать, и плоды на них не будут истощаться; каждый месяц будут созревать новые, потому что вода для них течет из святилища; плоды их будут употребляться в пищу, а листья на врачевание. (Библия. Книги священного писания Ветхого и Нового Завета. Гл.47, Поток, вытекающий из Храма. Ср. с Зах, 14: 8-9; Отк.22:1-2, Иезекииль, М., 1987, с. 978).
На островах Океании практически нет млекопитающих. Основа пищи - кокосы и хлебное дерево. Хлебное дерево считается священным. Существует легенда, в которой рассказывается, как слуги одного из вождей преследовали богиню Папу. Богиня скрылась от преследователей на хлебном дереве. Она знала, что это дерево нельзя рубить и ломать его ветви. Даже отскочившая щепка может убить человека. Его рубят только тогда, когда нужно сделать изображение богини. Но прежде хлебному дереву принесут жертву - черную рыбу, красную рыбу и черную свинью.
Целительные свойства рыб в древних сказаниях

В древности знали не только биологию многих рыб, но и их лечебные свойства. В клинописных табличках, найденных в Месопотамии, среди десятка названий лекарственных средств упоминается рыба-кузовок (Сем. Ostraciotidae). По мнению вавилонских и ассирийских врачей, особенно целительными свойствами обладали ее внутренние органы. Эти рецепты подтверждаются современной медициной. Приготавливаемые из кузовка лекарства помогают при тяжелейших заболеваниях, таких как проказа, эпилепсия, болезнях сердца. Уже более двух тысяч лет лекарства из рыбы-кузовка японцы используют для поднятия общего тонуса и при различных заболеваниях.
Древние китайцы и корейцы изготавливали вытяжку из ядовитых рыб. Особенно ценился экстракт из морского судака (Lateobrax japonicus) и атлантического пуффера (Sphoeroides spengleri). А римляне и греки исцеляли головную боль и подагру с помощью электрических ударов от скатов (отр. Torpediniformes) и электрических сомов. Славяне издревле использовали линя (Tinca tinca), прикладывая к голове свежую рыбу для избавления от лихорадки.
О широком использовании рыб в лечении различных заболеваний свидетельствует сводка Плиния Старшего (23-79 гг.) в 'Естественной истории', где упоминается более 300 рецептов приготовления лекарств из различных видов рыб и их продуктов.
В VI веке до н. э. в мидийском городе Экбатане существовала легенда, что печень, желчь и сердце рыбы, выловленной в Тигре, обладают волшебством. С помощью курения высушенных этих органов изгоняли многие болезни. Утверждали, что желчь лечит больные глаза.
Большое значение придавалось в мифах Вавилона и Закавказья рыбам, как исцеляющим больных. Рыбообразного бога Эа устанавливали у постели больного ребенка для того, чтобы прогнать демонов. Фигуркам рыб, их изображениям часто придавали магические значения для исцеления больных. Форель в Грузии и Армении - необходимый атрибут при лечении бесплодия и различных болезней, для этого достаточно было проглотить живого малька.
Об этом же говорилось и в славянском лечебнике 'Книги Коляды', в котором дается такая рекомендация: 'кто съест волшебницу Щуку, сразу от нее забеременеет: ибо то не обычная щука - то сам Род приплывает по бурным водам' (Асов, 1997).
Выловили Щуку златоперую. Выловили, после приготовили. Лада - супруга Сварога Щуку златоперую съела, ее косточки на Землю бросила, а небесная корова Земун и коза, рожденная Родом - Седунь, кости те подлизала, и от щуки той забеременела Лада - богородица, мать богов, Мать сыра Земля, и Земун с Седунью.
Родила тогда Лада-матушка трех дочурок: Лелю - радость и любовь златокудрую, Киву - весеннюю деву огненную, богиню жизни, Марену холодную - царицу смерти. А еще трех сыновей: Перуна - великого Громовержца, Туле - кузнеца, бога грозного, и Водного Ильма - царя морей, покровителя моряков и рыбаков.
Рыбы и другие обитатели вод - персонажи фольклора

В древних русских сказах и сказках такое обилие названий рыб, что можно с полной уверенностью сказать: видовой состав своих водоемов население древней Руси знало прекрасно. Они хорошо отличали мирных рыб от хищников, описывая биологические особенности щуки, ерша, карасей, язя, леща, налима, окуня, осетра, плотвы, семги, сигов, сома, калуги и прочих.
У многих народов рыбы употреблялись как символы, некоторых из них выделяли особо.
Лосось символизировал изобилие у американских индейцев, ирландцев и финно-угров. Карп почитался в Китае, а в Японии выведенные кои-карпы с яркими красными пятнами символизируют силу и храбрость, а также упорство в борьбе. Сазан у многих древних народов Азии играл особую роль в шаманских ритуалах при изгнании злых духов. Акула всегда была у островитян образом зла и смерти (Топоров, 1982).
Главные храмы Стрибога, как известно от древних славян, находились на островах, близ устьев рек, где часто останавливались рыбаки и купцы. Одним из таких островов считался Березань в устье Днепровско-Бугского лимана. К острову, перед выходом в открытое море, подходили корабли русов, чтобы принести Стрибогу богатые дары. Ведь, по преданию, Стрибог вместе с Перуном повелевал громами и молниями. Много сыновей и внуков имел Стрибог. Ими были ветры - Посвист, Подага и Погода. Посвист - старший ветер, бог бури, живет в горах на Севере, Подага - жаркий, иссушающий ветер. Он живет на юге в пустыне. Пагода - теплый, легкий ветерок - бог приятной погоды.
До XVI в. не только моряки, но и ученые считали, что в море живет рак-великан, пожирающий рыбаков, упавших в море.
'Во время одной из своих поездок в Страну золота (Индонезия) капитан Исмаилуйя приблизился к суше недалеко от Алмери (северная часть острова Суматра), так как ему понадобилось остановить корабль, который получил повреждение. Когда моряки бросили большой якорь, судно по никому не известной причине продолжало плыть дальше. 'Спустись по якорному канату и узнай, в чем дело!' - приказал Исмаилуйя водолазу. Но водолаз, прежде чем нырнуть, заглянул в глубину и увидел, что якорь зажат между клешнями рака, который, играя им, тащит корабль. Матросы стали кричать и кидать в воду камни; наконец они вытянули якорь и бросили его в другом месте'.
Как похожа эта сказка, родившаяся на берегах Индийского океана, на океанийский миф о гигантском моллюске, поглощающем суда со всей их командой! Оба сказания отражают, хотя и в фантастической форме, бесчисленные трудности и опасности, с которыми сталкивались моряки древности. И, конечно, такие сказания могли возникнуть только у народов-мореходов.
Удивительную историю о судах, чуть не ставших жертвами чудовищного рака, еще в Х в. поведал в своей книге 'Чудеса Индии' Бузург ибн Шахрияр.
И.И. Скворцов-Степанов в книге 'Это было' (M., 1970, c. 183-185) нарисовал такую картину: 'Люди верили, что Бог Тимбабанту посылал рыбакам хороший улов, но он же прогнал рыбу от берегов.
Страхи со всех сторон окружали деревню. Страх таился в чаще лесов, страх подползал в болотных туманах, страх повсюду подкарауливал путника. Страх повсюду стонал, вопил, рыдал, щелкал челюстями, ревел, мяукал среди темной ночи, шелестел листьями, завывал сокрушительной бурей, грохотал раскатистым громом, полыхал молниями...
В связи с этим ... пылал жертвенный огонь, трещали и шипели тела сжигаемых людей и животных. Тимбабанту пожирал жертву за жертвой и ненасытный, требовал жертв еще и еще...'.
Легенды наших пращуров о подводном мире появились в V-I тысячелетии до н.э. Это был период, как писал А. Асов (1998), зарождения собственно славянского эпоса, который выделялся из эпоса индоевропейских народов. С этого периода до нас дошли некоторые археологические памятники. Так родилась у праславян легенда о Морском змее. Черноморский змей живет на дне морском во дворце белокаменном - чудо те палаты украшены янтарем, кораллами, жемчугом. Окружают его стражи любые - раки-крабы с огромными клешнями. Тут же рыба-сом с большим усом, и налим-толстогуб-губошлеп-душегуб, и севрюга, и щука зубастая, и осетр-великан, жаба с брюхом - что жбан, и всем рыбам царь - Белорыбица! Черномору дельфины служат, и поют для него русалки, играют на гуслях звончатых, и трубят в огромные раковины.
Широко известно, что русы еще в глубокой древности покорили морскую стихию. Они освоили не только Черное моря, но и Средиземноморье. Бог ветров Стрибог почитался моряками и рыбаками. Он, обратившись в птицу Стратим, мог как вызвать, так и укротить бурю. Русы придумали руль, якорь и парус, пишет А. Асов (1998). Они хорошо знали повадки морских рыб, кого вылавливали неводами, а кого - ставными сетями.
Период былин и священных (религиозных) текстов о рыбах был с середины второго тысячелетия до н. э. и длился до III-IV веков н. э. С этого 'времени древних царств' запомнились имена многих вождей и князей, а многочисленные археологические памятники дополняют историю этой эпохи.
У различных народов сохранилось много былин, где значительную роль отводили рыбам и рыбообразным чудовищам. У народов Севера олицетворял подземное царство налим. Ведь он нерестится и проявляет свою активность - жор, открывая для этого 'страшный зев', когда в Заполярье царствует полярная ночь. 'На дворе морозы злые, а налиму - веселее', - гласит народная пословица.
Вот как рассказывают современные рыбаки о зимнем лове налима: 'Тащишь в потьмах из-подо льда страшилище какое-то, вроде водяного лешего, скользкое, покрытое липкой слизью, из-за чего его невозможно удержать в руках. Вытащенный на лед налим в трескучий мороз трепыхается, шевелится, изворачивается, поднимает свою большую голову и раскрывает пасть...'
И можно было представить нашего пращура, который вышел на лед для рыбалки ночью, после посещения местного колдуна или жреца. Чаще у жертвенного места произносились молитвы, о даровании удачи, устрашались враги. Эти сцены и сохранились в эпосе северных народов.
В 'Калевале' многие сцены связаны с борьбой с подводными чудовищами, представленными то щукой, то налимом. Чтобы добиться расположения будущей тещи - хозяйки Похъемы, жених Ильмаринен должен сделать много добрых дел - вспахать змеиное поле, победить медведя и волка и, наконец, поймать и справиться с огромной рыбой из Туони или Маны - подземного мира, олицетворяющих злые силы.
И вот, когда он выполнил первые поручения, Ильмаринен спрашивает:
Ты отдашь мне дочь, старуха!
Эту уточку отдам я,
Эту птичку голубую,
Если щуку ты поймаешь
Рыбу жирную захватишь
В Туонелы потоках темных
И в глубоких водах Маны...
Сотни там ловить ходили,
Ни один не возвратился.
Кто исчез, не станет мужем,
Кто погиб, тот жить не будет:
Ведь сиги глаза пожрали,
Ведь объели плечи щуки...
Эту уточку отдам я,
Эту птичку голубую,
Если щуку ты поймаешь...
Щука Туонелы всплывает,
Из воды ползет собака -
Щука та не из огромных:
С топорище язычище,
С рукоятку грабель - челюсть,
Пасть в широких три потока,
Шириной спиной в семь лодок,
Проглотить героя хочет,
С Ильмариненом покончить...
Сделал по совету невесты Ильмаринен железного орла и с его помощью выловил чудище в потоке:
Захватил когтями щуку,
Водяного пса сжимает
Ту чешуйчатую рыбу;
Тащит чудище потоков
Из ужасной водной глуби...
Вот приносит Ильмаринен
Голову той страшной щуки
Теще будущей в подарок...
Что ж, отдашь ли дочку в жены,
Мне доверишь ли девицу?
Да, теперь готова дева
Долгожданная невеста! (стр. 233).
Природа Севера сурова, не балует людей, и нужно много отдать сил на рыбной ловле, чтобы прокормить семью. К ней приспосабливались, поклонялись явлениям природы. Особое отношение было к преисподней. Рассказ о Туонеле самобытный, но уже во II тысячелетии до н. э. в Карелии скрещивались и переплетались местные предания, имеющие корни в каменном веке, и мифы, заимствованные у других народов.
В.И. Козлов


 
Книги о рыбалке в электронной библиотеке :

Сабанеев - Рыбы России. Жизнь и ловля пресноводных рыб

Аксаков - Записки об ужении рыбы

Советы начинающему рыболову. Глядя на поплавок

Советы рыболова (как изготовить рыболовную снасть, о способах ловли рыбы на спиннинг и поплавочную удочку, выборе места ловли)