Предыдущая   На главную   Содержание
 
 
По-настоящему я 'заболел' рыбалкой лет в восемь. Меня тогда 'сослали' на всё лето к бабушке в подмосковную деревню Софрино, в которой моё 'заболевание' началось и всё ещё прогрессирует с переменным успехом.
На всей нашей Первой Зелёной улице был только один мой сверстник по имени Серёга. Он был оболтусом и хулиганом, любившим подкладывать гвозди на рельсы и свинчивать катафоты с автомобильных брызговиков. На этом мы с ним и 'сошлись'. А потом ещё выяснилось что он очень любит рыбалку. Ну не то чтобы любит, просто это было единственное разрешённое занятие за которое его не драли, вот он её и полюбил.
И однажды, мы с ним выломали в ближайшей рощице пару рябиновых удилищ, оснастили их купленными на бабушкины деньги оснастками на пластмассовых мотовильцах, и пошли на пруд.
Пришли. Пруд как пруд, метров тридцать на пятьдесят, прямо посреди Софрино, буквально в десяти минутах ходьбы от наших домов. И вот на этом-то пруду я и 'заболел'.
Я не помню самую первую пойманную на нём рыбку, но точно знаю что это был маленький золотистый карасик необычной округлой формы. А знаю я это потому что других рыб в нём не было, во всяком случае я всегда ловил в нём только этих карасиков. И, ах, что это была за ловля!...
Подбросишь хлеба, подождёшь минут пять и вдруг вода вокруг него прямо вскипала от целой стаи этих чем-то похожих на скалярий рыбок! Они сверкали своими золотистыми тельцами, толкались, выпрыгивали из воды как заправские дельфины и чмокали: чмокали: чмокали:. Этот первый кусок хлеба они уминали минут за пять, и только после этого мы подбрасывали второй кусок и начинали ловлю. Ах, как азартно клевали эти маленькие увальни на кусочек червя! Иной раз и крючок-то вытащить из их ненасытных глоток было невозможно и приходилось его безжалостно обрывать, а потом что есть духу мчатся в сельпо и на последние деньги покупать маленький шелестящий пакетик с десятью тёмно-синими крючками и только потом продолжать ловлю. В конце рыбалки этот пакетик обязательно куда-нибудь девался и на следующий день нам опять приходилось тратить на крючки свои последние 'мороженные' деньги. Но это того стоило. Стоило.
И на этом-то пруду я и узнал что на свете бывает не только маленькая, но и большая рыба, с которой и не каждый ребёнок-то справится!
Однажды мы пришли с Серёгой на пруд, он пошёл ловить с мостка, а я пошёл на своё любимое место - рядом с торчащей из воды железобетонной плитой, внизу которой было небольшое углубление в которое было очень удобно ставить пакет с водой и во времена ослабления клёва любоваться плавающими в пакете карасиками. И в один из таких редких на том пруду перерывов я залюбовался на них до беспамятства и вдруг почувствовал сильный рывок после которого удочка вылетела у меня из руки! Я конечно сразу же прыгнул за ней и выволок на берег: ком тины! Да и то не крючком, а поплавком, ведь крючка-то: не было! И значит его кто-то: откусил. И кто-то большой и не-подъ-ём-ный. И скорее всего - какой-нибудь неизвестный науке прудовой крокодил! С полуметровыми з-зубами!... После этого я целую неделю не купался в том пруду, а рыбачил только там где было мелко-мелко, ну чтобы заметить подкрадывающегося ко мне крокодила. Но во время одной из рыбалок, рыбачивший рядом со мной дядька, внимательно выслушав этот перепуганный бред, меня успокоил. Он достал из садка огрома-аднейшего карасину, ну никак не меньше чем грамм на ДВЕСТИ, а может и на ДВЕ-СТИ ПЯТЬ-ДЕ-СЯТ, и подарил его мне со словами:
- Это он откусил твой крючок, а других крокодилов здесь не водится. Не сезон.
А потом он же научил меня привязывать крючки не шнурочным, а осо-бым рыбацким узлом! Ну чтоб крокодилы не срывались.
Были в Софрино и другие пруды, скорее - карьеры, в которых водилась плотва, бычки-ротаны и даже тритоны, но этот, находившийся прямо посреди деревни, нравился мне больше всех. И почти все свои каникулы я провёл именно на нём. И не только эти, но и все последующие.
:С тех пор прошло очень много лет, и вот однажды, роясь в ящике со ржавыми гвоздями и инструментами, я вдруг увидел: крючок! Тот самый! Тёмно-синий! Других рыбаков в моей семье нет, а у меня такие были только в Софрино, так что сомнений быть не могло - это именно ТОТ крючок!... Я перерыл весь ящик и в этой трухе, ржавчине и непонятно чём ещё набрал ПОЛНЫЙ комплект - все десять штук! А потом, на самом дне, нашёл и ТОТ САМЫЙ, странно шуршащий пакетик!...
Как они там оказались - ума не приложу. Да и с тех пор прошла ведь це-ла-я жизнь - полмира и десяток переездов! Да таких, при которых даже мебель терялась, а не то что крючки или какой-то там ящик со старыми инструментами!... Словом, это было самое настоящее Чудо. Настоящее и Необъяснимое.
И теперь я изредка достаю их из коробки со своими самыми дорогими жизненными 'реликвиями', держу в руке, и в эти минуты мне почему-то кажется, что стоит лишь закрыть глаза, как я сразу же увижу: нет - Почувствую! - как ревут проносясь над нашей Первой Зелёной электрички: как Серёга бросает в воду ворованные яблоки: и как чмокают: чмокают: чмокают: маленькие золотые карасики: и плавится красками лето:
Обычное
Детское
Лето:




 
Книги о рыбалке в электронной библиотеке :

Сабанеев - Рыбы России. Жизнь и ловля пресноводных рыб

Аксаков - Записки об ужении рыбы

Советы начинающему рыболову. Глядя на поплавок

Советы рыболова (как изготовить рыболовную снасть, о способах ловли рыбы на спиннинг и поплавочную удочку, выборе места ловли)